Роль цены в формировании расходов

Первое обстоятельство — ведомственный интерес (не отраслевой, поскольку производство одного вида продукции нередко разбросано по десятку и более за министерства и ведомства). Что он выражает? Чаще всего интерес, далекий как от интересов государства (на них он смотрит из ведомственной колокольни), так и от интересов подведомственных предприятий. Поэтому в большинстве случаев его следует устранить (а не усиливать, как это предусматривается в проектах перехода на хозрасчет целых министерств), изменить роль и функции министерств и ведомств, чтобы они способствовали реальному согласованию интересов государства и предприятий, а не затрудняли этот процесс, представляя предприятиям ошибочный, обезображенный в ведомственном зеркале интерес государства, и не защищали перед государством иждивенческие тенденции со стороны предприятий.

Есть еще целый ряд вопросов, которые заслуживают на рассмотрение в этой связи, но независимо от того еще раз подчеркнем главное: формы собственности — это жесткие юридические модели, которые только и могут заставить предприятия почувствовать ответственность перед обществом за результаты своей работы, заставят их отказаться ОТ "расходных" методов ведения хозяйства, бегать за новинками научно-технического прогресса, а не открещиваться от них. Полумеры здесь вряд ли смогут преодолеть крепкие заслоны, которыми министерства укрыли от натиска потребителей подведомственные им предприятия, привыкшие к спокойной жизни на снабжении государства.

"Политика — это искусство возможного" — высказывание, которое принадлежит, кажется, Талейрану, полностью применимо к экономической политике. Есть ли смысл навешивать ярлык "общенародной собственности" на раздробленных, весьма несовершенные и даже отсталые по современным меркам производительные силы в сельском хозяйстве, строительстве, во многих еще, к сожалению, отраслях промышленности и тем более насильственным путем подстраивать эти производительные силы под надуманную политическую фразу? Производительные силы, когда с ними обращаются противно их природе, могут оказывать сопротивление только одним доступным им путем — они отказываются действовать и вместо полезного эффекта приносят убыток. Если пытаться вдвоем забивать гвозди одним молотком, то ожидать от этого можно лишь отраженных пальцев и поломанных гвоздей. Практика заставила нас взять курс на усиление самостоятельности предприятий, и это является верным свидетельством несостоятельности наших попыток управлять ими как единственной общенародной собственностью, воплотить эту политическую идею в экономическую действительность. Жизнь рвет эту форму с убытком и для идеологии, и для экономического развития. Она еще раз доказывает нам, что вся политическая идея приживается только тогда, когда она экономически обоснована. В основном наши производительные силы еще не достигли той степени зрелости, которая нужна для общенародной собственности, и наше задание — не спешить развешивать приятные нам лозунги и ярлыки, но стремиться как можно скорее развить эти производительные силы к такому уровню, чтобы они сами сказали нам. Но если для отдельных категорий потребителей появится необходимость в специальном, приспособленном для их узких потребностей информационном или консультационном обслуживании, то не будет никакого криминала, если они на кооперативных или других началах организуют это обслуживание только для себя.

Мы привыкли критиковать капитализм — вслед за К. Марксом с его аргументами. Но у К. Маркса было полностью определенное задание: через недостатки капитализма показать путь к новому экономическому строю, лишенному этих недостатков. Но он решил эту задачу, и перед нами она уже не стоит. Давайте же теперь вспомним историческую заслугу капитализма перед всеми прошлыми этапами развития человеческой цивилизации: ведь он, капитализм, выдвинул на первое место из всех достоинств человека именно труд, он на смену всем другим системам распределения революционным путем ввел распределение по труды. И по капиталу — прибавит читатель. Да, и по капиталу — как по овеществленному "мертвому" труду.

А взглянем на эти же свершения капитализма из позиций формаций, которые предшествовали ему. И вдруг появляется идеология капитализма — с возражением всяких преимуществ человека перед человеком, данных ему от роду, с признанием необходимости всякому человеку добиваться всех благ в жизни только своими собственными силами, с понятием богатства как состоянию, которое достигается трудом и усилиями человека, а не гарантированного ему собственным высоким положением в обществе. Для феодалов, привыкших считать богатство неизменным атрибутом своего состояния, сам факт возможности его обитания — если не заниматься специально умножением унаследованного состояния — казался уже потрясением всех основ. Раньше король считал своей обязанностью поддерживать обеднелых дворян дарами новых имений и земельных угодий. Капитализм отменил систему тех, что этих подарили, как отменил и крепостничество. Теперь уже прежний феодал, который потерял свое состояние, оказывался на дне общества, и наоборот, прежний его крепостной, пользуясь своей смекалкой и разворотливостью, мог подняться на сами верхние степени общественной лестницы.

На этом историческом переломе и распределение в зависимости от капитала казалось формой распределения по труды: ведь капиталист не просто пожинал плоды богатства, как вытеснен им феодал, он организовывал производство, он вкладывал свои собственные средства "в дело", проводил товары, которые еще нужно было продать, и по ценам, которые бы покрывали расходы. Наконец, он рисковал своим капиталом: в случае собственных неудачных действий он мог потерять свое богатство и опуститься в ряды неимущих масс. Прежние баловни богатства — феодалы — этих забот не знали, и, сравнивая с ними бурную деятельность нового буржуазного класса, вполне можно было сделать вывод, что свое вознаграждение они отрабатывали: в форме платы за их организационные усилия, платы "за риск", наконец, в виде платы "за сдержанность" (ведь они действительно не проедали свое состояние, а вкладывали его "в дело").

Источник; Производственные силы

Похожие статьи: